• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:27 

"... Сфинкс устало закрывает глаза.
— В последний раз прошу тебя, прекрати, — просит он. — Хватит. Мне надоело жить в тени Дома. Я не хочу ни его подарков, ни миров-ловушек, не хочу принадлежать ему, ничего не хочу! Мне не нужны другие жизни, которые проживаешь, как наяву, а потом обнаруживаешь, что успел состариться, что мышцы атрофировались, а окружающие смотрят на тебя, как на оживший труп, и радуются, если ты отличаешь левую руку от правой. Я ненавижу это, я этого боюсь, я не хочу подобной участи ни для кого из нас, даже для тебя, но я же не уговариваю тебя остаться здесь!
Они почти в темноте. Блеклая полоса предзакатного неба потухла, в голый проем окна задувает ветер. Слепой сидит, ссутулившись, обхватив голову руками.
— Поэтому ты отказался пойти туда сейчас? Испугался, что я затащу тебя куда-нибудь, откуда ты не сможешь выбраться? Что брошу тебя там и сбегу?
Сфинкс кивает.
— Что-то в этом роде. Ты угадал. А ты бы не сделал этого?
Слепой поднимает голову.
— Не знаю, — говорит он со злостью. — Может, и сделал бы. Только это непросто. Ты сильнее, чем думаешь. Ты бы выбрался. Все двери открыты перед тобой. Но ты останешься здесь, чтобы прожить свою дурацкую жизнь безруким калекой.
По последней фразе Сфинкс понимает, что Слепой на грани. Он никогда не употребляет этих слов. Никогда не произносит их вслух. Слепому все труднее сдерживать себя, а Сфинксу — видеть его таким.
— С этим можно жить, — говорит Сфинкс.
— Можно, — откликается Слепой. — Живи! Только не пожалей о своем выборе. Я мог бы перевести тебя целиком, ты знаешь. Даже Лорд мог бы это сделать. Подумай об этом.
— Лорду есть о ком позаботиться.
Сфинкс встает.
Дом смотрит на него прозрачными глазами Слепого. Дом не хочет его отпускать. На мгновение Сфинксу мерещится, что Слепого здесь нет. Есть кто-то, способный на все, чтобы удержать его. У него холодеют внутренности. Но это быстро проходит, и перед ним опять Слепой, который никогда не причинит ему вреда.
— Уходи, — говорит он. — Слышать тебя не могу.
Будь у Сфинкса руки, он ударил бы кулаком по столу и, может, стало бы чуточку легче. Но рук нет. Единственное, что он может — уйти, потому что все, что должно было быть сказано, уже сказано.
Выйдя в коридор, он останавливается, услышав за захлопнувшейся дверью Кофейника грохот. Это Слепой сделал то, чего не смог сделать он. Разбил кулак о стол. Сфинкс зажмуривается и стоит еще некоторое время, прислушиваясь, но больше никаких звуков из Кофейника не доносится."

Мариам Петросян, "Дом, в котором"

Ок. Пусть так и будет.

00:05 

*пересмотрев "Не покидай".
Всё. Закончилась для меня эпоха "открытого финала" этой истории.
Потому что -- это же совершенно теперь ясно: всё хорошо, Марселла остается живой.
И гадать тут нечего.

Исцеление музыкой -- теперь я знаю, что это работает.
И даже знаю, как.

02:55 

В сети можно найти всё!
Обнаружила телефон человека. который мне очень помог много лет назад.

Нет, скорее всего, звонить ещё раз не придется.
Не буду беспокоить. Не стоит оно того.
Но чувствовать, что у тебя появился ещё один якорь , если что, -- удивительно приятно и вселяет надежду:)

02:35 

Сон-во сне.
Начало -- поход за продуктовым пайком в монастырскую кладовую, там вдруг вижу среди тюков с крупами и сахаром очень красивую игрушку -- деревянная рамка, которую можно вешать на стенку и подвешивать к потолку -- и в ней вместо картинки -- ветка, а на ветке -- три снегиря, как живые. И -- я смотрю на эту игрушку, смотрю, и тут же проваливаюсь в сон.
Прямо там, во сне.

"Мамеле, расскажи мне сказку!"
"Хорошо, только ложись скорее!"
"Мамеле, а куда человек уходит после смерти?"
Три куклы -- в её руках. Кукольный театр прямо на одеяле. Кукла-мальчик, кукла-девочка и кукла-мать. И ещё -- четвертой куклой -- Ангел из накидушки.

"Когда человек состарится и ему пора уходить, за ним приходит ангел... (взмах накидушечных крыльев, кукла-мальчик в ангеловых объятьях) ... и уносит его на небо. А там встречает его Создатель и говорит: какой дом ты построил из своей жизни? У того, кто жил хорошо, был добр к людям, дом большой и светлый. У злых -- дом гнилой и чёрный..."
"Мамеле, а если не успеешь достроить свой дом?..."

Просыпаюсь. Навылет, через два сна сразу.
Будильник -- и пора идти на службу.
Послевкусие сна -- запах кладовой и -- легонько, перышком по щеке, -- запах свежести от накидушки.

02:10 

Реквизит, изображенный в двух ипостасях, оказался удивительно душистым.
Вот что с продуктами делает искусство!
Мы его торжественно захомячили на троих (вместе с мышью).

А рисуночек -- вот он.
читать дальше

Завтра схожу на базар, обкуплюсь всяческими овощами-фруктами.
И буду их группировать и рисовать!!!!

14:38 

***
Груша№2 прошла стадии рисунка и акварельных теней, стоит сохнет -- а я отдыхаю и переключаюсь (чтобы не накосячить от замыленных глаз).
Вернее, как груша№2... реквизит-то всё тот же (я держусь, я герой) -- натюрмортики разные.
Тот был с зеркалом, этот -- с кувшином и прозеленевшим от чёрствости хлебом.
Доделаю -- точно съем:)))
Не знаю, что в итоге получится. но -- я ж не на результат работаю, я ж учусь. И вспоминаю то, чему меня научили в художке.

Вот честное слово, иногда мне кажется, что сейчас намного умнее и восприимчивей к обучению, чем была лет 10 назад... что у меня мозга стало больше:)))

Состояние -- предполётное.
А всего-то -- каких-то полчаса порисовать...

***
Вчера заглядывала старуха-мышь из верхней пещерки.
Повела носом, полюбопытствовала, как дела, жеманно попросилась глянуть, как мы тут устроились -- в итоге обмозолила глазами все стены (и весь мой творческий бардак, ага). Попыталась заказать у меня картину "с цветами" -- я её вежливо отослала к жене моего брата под тем соусом, что мне некогда, а Катерина сделает "всё для вас за ваши деньги". Но мне так странно -- неужели похоже на то, что у меня можно что-то ещё и заказывать? при моём-то состоянии рисовального полуфабриката....

***
Послевкусие от давешнего разговора -- ещё и сегодня.
Свободно. Распахнуты все двери. Ничто не давит.
И даже сон, свернувший было в депрессивный бытовой кошмарник. удалось развернуть, как мне надо, и вполне осознанно.

Сейчас как никогда осознаю необходимость вступить в диалог со своим резонансным спутником-на-всю-жизнь... Потому что сейчас есть силы и есть возможность вытащить его из его состояния "прикрепленной души" -- и позволить ему уйти. Но -- всё никак не соберусь. Вернее, тут не так все просто -- нужно момент угадать, когда этот диалог станет возможным -- и не будет химерой или профанацией...

***
Часто думаю о смерти -- вернее, о том, что там будет за переходом.
Думаю в ключе -- " а что я там буду делать". Ну не на сковородке же мне там рассиживаться, понятное дело. Хотелось бы -- продолжиться в том. что мне дорого здесь, но фиг знает, хватит ли меня на это. Хватит ли меня вообще на то, чтобы не быть чем-то вроде планктона.
И -- бесит страшно эта неопределенность! то, что ни на что нельзя настроиться, потому что ничего не известно!
И она же -- внушает огромную надежду...

А интересно будет, если я там попаду на тот самый -- мой! -- Остров...в то самое пространство. вход в который я держу собой всю жизнь...во будет прикол...

13:53 

Иногда предельное отчаяние и закатанность обыденностью не предвещают ничего более страшного, чем простой упадок сил.
И -- более того, всё это забываешь, как только открываются двери оттуда, и ты снова можешь дышать.

Присутствие в твоем доме кого-нибудь с той стороны, пусть даже на несколько минут, -- снимает приступ клаустрофобии на неделю.
Я счастлива сейчас.
И пускай внешнее остается как было -- внутреннее моё поменялось, и очень сильно.
Всего лишь благодаря одному полу-ночному разговору.

19:06 

Весь день -- закатывает чем-то... или кем-то.
Страшная тяжесть на сердце. -- словно тебя запрессовали. завернули в кусок асфальта и проехались по нему бульдозером.
Как хорошо, если бы всё это оказалось очередной фигней и моим расстроенным воображением -- как я привыкла себе это трактовать за последние пару лет!

А быть может, это всего лишь меня Наружность так подожрала. что сил никаких нет -- ни ей сопротивляться, ни вообще...
В отпуск, в отпуск с этой Чёрной Мельницы...

13:45 

Снилась тут хозяйка кабака -- из Ракушечника. с которой мы там очень дружили.
Снилась аккурат перед тем, как ей (в реале) ехать на очень сложную операцию -- и снилось, что её завернули с операции назад. что что-то там у ней с анализами не срослось или её просто не взяли. Что она стоит у плиты на общей укхне и жалуется: вот, мол, сволочи какие, сказать сразу не могли. чтобы я не ездила и денег не тратила!

Прошло два дня, выясняю, что и как с ней, как операция прошла.
"Так ведь не было операции", -- отвечают мне. -- Развернули маму, говорят, анализ какой-то не подошел. надо сахар сгонять и сгонять".
И -- никак не могу себя заставить к ней сходить. Отрезало так отрезало.
Даже удивительно -- уж к ней-то у меня только добрые чувства были...

***
Вчера наблюдала , как крохотный тракторёнок сгребает снег в Купеческой слободе...
Эх... где ты сейчас. мой верный Бонапарт... пошто не ушел со мной в Пещеры -- а остался в подземельях этих ракушечников...
Ведь предлагали же.
А в последний мой визит к Ракушечнику -- я даже тебя уговаривала.
Нет, самостоятельный стал, своей жизнью обзавёлся.
Ну хоть в гости, что ли. изредка заезжай, пельмешками накоромлю...

***
Старик Стаканыч, сосед рыжей Машки-курьера, -- ну. тот самый, что её деда-золотинца выдал властям, стал совсем сдавать.
Ноги отказывают, в детство впал... Липочку и прочих своих многочисленных дочек изводит своими старческими прихотями и вообще загонял.
Даже дом их как-то резко осунулся и на один бок покосился.
Тяжко... даже со стороны наблюдать тяжко.
И не заречешься ведь, что такая старость -- закономерный удел предателей и холуёв... что и с тобой такого не будет.
Да и собственно от предательства не заречешься...

***
Скорей бы весна...
Брошу всё -- и поеду в Обрывы за аммонитами.
А если повезет -- выманю себе ещё и склерозавра-другого. Кошка есть, крыська есть -- будет ещё и пара ящериц:)))
Солнца хочу... как же страшно я хочу солнца и тепла...
И ветра весеннего...
И скрипочку свою...

13:03 

Второй день не решаюсь съесть "реквизит" - громадную коричневую грушу.
Рисую. Акварель требует жертв.
И вчера, когда я впервые за неделю засадила себя (вот буквально силком) за краски -- ту самую грушу рисовать -- я вдруг почувствовала такой кайф от самого процесса... В него проваливаешься, им живешь какое-то время... из него так трудно выползать.
А всего-то -- страшненький натюрмортик с грушей и зеркалом. Сделанный на абсолютном отчаянии от своего неумения.

***
По Ракушечнику скучаю -- страшно. Зверски я по нему скучаю.
Тут недавно проходила мимо -- почти ночью, в страшную слякоть, в хлюпающих кедах... -- и не смогла не остановиться возле него, не провести рукой по стенам, не оглянуться на наши бывшие -- теперь пустые, тёмные -- окна.
Нет, я не жалею, я просто скучаю.
Была мысль перетащить его сюда. к себе, -- забрать в рисунок, уволочь на ту сторону. унести -- сам дух этого дома. саму его суть.
Но... что-то меня остановило. Во-первых, страшновато: домик -- тот ещё... и ЧТО там напластовалось за полторы сотни лет его Оверлукского существования, неизвестно (точнее, известно -- ничего хорошего)... и я его рискну -- к себе домой внести? собственноручно?
А во-вторых, ну, наверное. я просто не имею на это права. Все бы так и делали -- сгребали сущности к себе подмышку, зажиливали бы всё настоящее, что есть в Городе.
Нет уж, пусть стоит как стоял.
А рисовать я его и так буду.
Зря я , что ли. полмесяца на рептилиях и динозаврах тренировалась.

***
Мороз и солнце -- и над Разбойничьими Норами по дороге на Стимфалы гордо реет пиратский флаг:)))

15:03 

Который уже раз аплодирую мысленно своей осторожности -- в плане открытости.
Вроде бы предполагаешь в человеке что-то родственное тебе и вот-вот начнёшь , так сказать, вводить его в курс дела и тащить его в "своё" на экскурсию (тем более, и он заявляет, что очень даже хочет туда) -- но вдруг резко передумываешь, что-то тебя удерживает.
Интуиция, не иначе.
В итоге -- "своим" не делишься, а вместо этого -- прекрасно общаетесь на общие темы.
И -- в процессе выясняется, что -- а и не надо было его , беднягу. прогружать своими бредняками.
Ему этого -- не надо.
Тебе это -- тяжело.
Так зачем?
Вам и так великолепно общаться, не переходя нейтральной полосы.

21:06 

Сны -- странные... "прежние".
Те, что заканчиваются неизбежно одинаково: лязгом двери "душевой" -- в которой через мгновение пустят "циклон Б".

Но сегодня я в кои-то веки не была тобой -- я увидела тебя.
Не взрослый и не сильный. Подросток лет 14-15.
Страх -- и вперехлест - невероятная обида за то, что -- приходится умирать, и умирать из-за такой ерунды. как принадлежность к "неправильному" народу.
Обида -- на Бога.

Обнимаю тебя -- я, твоя тень, ровесница, девочка-из-сегодня. Ты на миг открываешь глаза.
Не бойся.
Пойдем со мной.

13:35 

Из разговора:

Периодически приходит мысль о том, что когда больно -- нужно просто цинично использовать эту боль. В том, что выходит из твоих рук. Ну вот так по-парфюмерски к этому подходить. Вместо " чувствуешь -- и переливаешь чувство на лист бумаги" -- будет: "чувствуешь -- ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ нарисовать". Тогда боль ( какая бы она ни была сильная) становится очень нужной -- как едва заметная горчинка в аромате духов, как изюминка. Как ингредиент. И в этом плане примириться с ней -- очень легко: она же -- нужна.

13:34 

Пытаюсь не скатиться на дно лета.
Дно -- замирание, анабиоз.... в нем -- накапливаешь силы и солнечный свет на год вперед... Но именно сейчас анабиоз мне -- противопоказан.
Мне сейчас нужно вот что: перестать искать самооправдания себе, своему существованию. А для этого -- чую, так надо -- необходимо снять все установки и рамки, всё наносное-человеческое. Стать на время животным. Идти по следу, отыскивать и есть нужные травки, бежать сквозь лес, бояться, охотиться, нюхать землю, искать блох... И -- пропитываться солнцем, которое всех греет одинаково щедро, кем бы ты ни был.

02:33 

Больше всего я не люблю зря прошедших, пустых -- мертвых -- часов и минут своей жизни.
Мне от этого физически плохо.
Мне кажется, что я -- убила часть себя.
И потому я периодически устраиваю себе геноцид за отравленное мной время.
За просиживание в интернете. За домохозяйствование -- вместо рисунка и кукольных иллюстраций. За чтение уже давно известных книг -- вместо освоения книжной целины.

Но я просто постоянно забываю о музыке действия.
О том, что время -- не умирает, если каждое , даже самое незначительное и сковородное, дело -- делать в полную силу и осознанно, вкладывая себя в него.
Протаскивая свою музыку сквозь это действие.
Оно тогда -- оживает.
И оживляет тебя.
И тогда возникает чудесное ощущение, что день -- прозвучал и наполнился до краев.
Даже если весь день был посвящен, к примеру, большой стирке, а вовсе не пленэрам и этюдам:))

01:43 

Когда через тебя проходит что-то "оттуда" , главное -- не присваивать это.
Ни сбывшийся внезапно сон, ни предчувствие, ни интуитивное "попадание в яблочко". Ни... еще много всего интересного, происходящего иногда с тобой.
Ничего.
Присваиваешь -- закрываешь это собой. Своей "самостью". Как в полиэтиленовый пакет запаиваешь. И оно -- это маленькое чудо, что прошло через тебя как луч через витраж -- вдруг просто перестает быть.
И оно, и многие из тех, что должны были за ним последовать.

А я -- присваиваю. Бывает. Нередко.
А потом -- над задыхающейся в полиэтилене искоркой -- молчу. А что тут скажешь...
Отказаться от этого проходящего иногда через меня потока "нездешнего" -- я не в силах. Антоний Сурожский -- смог, а я -- нет... И принимать это правильно, как дар, без гордыни и желания отзеркалиться этим чудом, я -- не научилась...

Молчать. Молчать. Пока не научишься -- или не найдешь в себе силы отказаться от этого двоемирия.

Но иногда -- просто мозг разрывает не-возможностью молчать.

11:10 

Мне иногда кажется, что я и нужна -- главным образом затем. чтобы прорастить свой Город.
В рисунках ли. в квестных историях...
В кинговской Розе Марене есть удивительно созвучное мне место: когда Рози, успокоившись после всех перипетий, в эпилоге сажает зерно ОТТУДА -- на ЭТОЙ земле. Проращивая тем самым триффида -- и уравновешивая миры.

Очень многое хочется -- и надо -- сделать.

17:27 

Иногда становится так неловко (и даже стыдно), что я -- не умею проникаться "атмосферой реальности".
Ну, неловко -- потому что не по-людски это как-то...
Вот вроде всем за что-то ( в окружающем мире и прослоечке "реальной действительности") больно, за что-то страшно... все -- сочувствуют-сопереживают-желают лучшего-надеются... и это такой общемировой котел эмоционалки, которая заваривает крутой замес истории (даже если это история города/местечка/улицы/семьи)....
И в этот котел мне периодически тоже хочется прыгнуть. Наверное, это сродни моему неистребимому желанию мимикрировать, стать "как все нормальные люди".
Но -- чего греха таить? -- я навру себе, если буду утверждать, что меня это -- задевает. Вернее, что меня все это -- задевает именно так, как других. Нормальных, сердечных, добрых, замечательных, -- тех, кем мир действительно стоит и движется...
Не умею... не умею видеть так -- чтобы бросаться на помощь, на прорыв, в самое пекло и так далее... И за это неумение зверски себя иногда гноблю, даже не оправдывая сакраментальным " а кто тогда Родину будет любить?".

А как я умею? умею -- холодно, без включения эмоционалки, прикидывать, что тут можно сделать. И -- если получится -- продвигать этот вариант теми методами, которые мне -- ближе, которыми я -- все-таки немножечко владею. А они, методы эти - изнаночные от и до, о них посторонним людям даже упоминать боязно -- пошлют лечиться головой... я и сама , бывает, начинаю сомневаться, а не иллюзия ли то, что я умею... не мои ли это придумки...

Умею пинать других -- тех, кому страшно, у кого зашкаливает эмоционалка. Пинать к выходу. Жестко. За что огребаю статус холодного и эгоистичного монстра, который " в таких обстоятельствах!!!" -- никак не может ухнуть в эмоциональный накал обстановки и тупо посочувствовать-разделить страх и накал страстей.

А если не получается и проблема слишком глобальна - не переживаю и переключаюсь на другое. Мне эту гору не сдвинуть. Точка.

Поэтому я сейчас и исчезла отовсюду. И если и пишу, то -- о приятных мелочах.
Не хочется -- о своем.
Слишком это мелко, незначительно и иллюзорно -- по сравнению с мировыми революциями. И для меня -- и люди не поймут: Марь Иванна, мне б ваши проблемы.
Поэтому -- переезжаю сюда.

14:45 

Толкинутский опросник -- из давнего. Открытая запись.

Проходила когда-то в толкинутском сообществе тестик/ Прикольно... ещё полгода назад многое отсюда было актуально... а сейчас кажется таким далёким. читаешь -- и улыбаешься той-себе. прежней... Но пусть будет, ладно:)
Убираю в закрома -- сюда.

читать дальше

20:51 

№7. Летандия.

И все же, несмотря на все свои теперешние траблы, полуостров -- хорош. Раньше здесь были полностью земли Летающих. Часть Летандии сохранилась и доныне, и захватить ее пока не удается никому. Может быть, за счет этого Полуостров еще и держится, не уходит под землю ( как прочие земли Мира, где победила Тьма). Летающие -- так-то люди. Способность летать у них появляется не от рождения, это -- приобретенная штуковина, -- причем, для того, чтобы взлететь , необходимо достигать особого состояния души. Летающих немного -- и все они благородны и чисты душой, без этого не взлететь. С каждым поколением Летающих становится все меньше... и теперь считается счастьем, если в семье есть хотя бы один такой. Им не завидуют -- потому что они автоматически становятся миродержателями для своих семей (гнезд), а этот крест далеко не каждому под силу. А еще Летающие -- постоянно балансируют на грани Перехода. Всю жизнь. И этому тоже -- не позавидуешь. Лунный Йольф из таких вот... Летающие теперь , после захвата Полуострова Змеиным Королевством, переселяются, мигрируют... какие-то семьи переезжают с Полуострова совсем. У них нет привязки к месту, их мало что держит, -- но свой Полуостров они все-таки признают Родиной, чем-то изначальным, извечным...

Взгляд с той стороны

главная